лого-офицерское-собрание-без-фона

ИНСТИТУТ ОФИЦЕРСКИХ СОБРАНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

 

Часть 1. История становления института офицерских собраний

 

 

Офицерский корпус Беларуси имеет длительную и славную историю. В ВКЛ и Речи Посполитой, используя французскую классификацию, можно выделить как военные, так и придворные офицерские чины. Среди них, наиболее значимые и почетные: маршалок великий литовский, канцлер великий литовский, подканцлер литовский, гетман великий литовский, воевода и др. После разделов Речи Посполитой значительная часть офицеров была принята на российскую императорскую службу.

Непосредственно в русской армии офицеры впервые появились в 30-х годах XVII века. В 1714 году указом царя был узаконен ритуал посвящения в офицеры, что было официально закреплено в «Табеле о рангах» (1722 г.), который установил систему воинских, гражданских и придворных чинов, их соотношение, порядок прохождения государственной службы, а также последовательность производства в Российской империи. Ритуал преследовал цель – раскрыть в чувственно-впечатляющей форме отношение к службе в офицерском звании как пожизненной государственной обязанности, привить любовь к профессии кадрового военного. В это же время зарождалась и укреплялась традиция напутствия выпускников старшим поколением, обычно это были представители царской фамилии или приближенные императора. Наряду с торжественным построением и чтением приказа о производстве в чин, выпускникам вручались грамоты, свидетельствующие об этом. А далее был традиционный прием в честь выпускников и бал.

Положение в обществе, миссия, которая возлагалась на армию, определяли особый статус офицеров, а это в свою очередь приводило к укреплению товарищества в офицерской среде. Корпоративность требовала соблюдения многих правил, ставших традициями. Прежде всего, это то, что погоны обязывали каждого, кто имел честь их носить, к достойным поступкам, порядочности и приличию; признание офицерами ответственности за поступки каждого своего товарища. Считалось, что любой неблаговидный поступок или даже жест приписывался не столько конкретному офицеру, а всему полку, подразделению, потому что они, приняв в свою среду офицера, тем самым гарантировали его порядочность и воспитанность.

В офицерском обществе высоко почитались традиции дружбы, готовности каждого члена корпорации прийти на помощь товарищу, нуждающемуся в ней. В армии не должно быть розни: всякий офицер, раз он состоит на службе и имеет честь носить воинский мундир, непременно должен чувствовать, что он дорогой товарищ каждому офицеру своей армии, независимо от родов оружия и петлиц. Более того, офицерский корпус высоко ставил и свою внешнюю корпоративную честь, что тоже являлось одной из традиций. Это не было проявлением заносчивости или пренебрежения к другим сословиям, а охранением своего почетного положения в государстве, обусловленного самой миссией. Вот почему так высоко почиталась дружба и товарищество в офицерской среде.

Корпоративность не позволяла разглашать факты, имевшие место в офицерской среде. Традиции товарищества не допускали злословия и сплетен. Клеветать заочно и распространять домыслы намеками – это означало утратить уважение офицерской семьи. Презрение в офицерской среде вызывали доносительство и предательство.

Важной традицией стала солидарность в отстаивании достоинства офицерского звания и требований справедливости в отношении членов корпорации.

Особое место в системе специфических воинских традиций офицеров Российской армии принадлежало полковым традициям: полковые праздники; поддержание чести мундира полка; уважительное отношение к героям-однополчанам; проводы убывающих из части офицеров; встреча молодого пополнения; деятельность полковых офицерских собраний и многие другие. Так, большим торжеством была встреча молодого новобранца. Сам ритуал приема в различных полках имел свои особенности, но в целом сводился к парадному обеду, где новичку преподносился именной столовый прибор, приглашались полковые музыканты. Вновь прибывший офицер, помимо представления командиру (в парадной форме), должен был всем старшим по чину представиться, всем равным по чину – сделать визит. Визиты также желательно было делать всем лицам, занимающим высшие служебные посты в месте, где располагалась часть. Все младшие по чину в свою очередь представлялись вновь прибывшему. Если прибывал новый полковой командир, то он обязательно объезжал всех семейных офицеров. Убывающего из части товарища, независимо от чина, полковая семья во главе с командиром чествовала проводами и преподносила в подарок полковой жетон.

Важны были и традиции воинского быта: поддержание строгого внутреннего порядка в расположении воинских частей; борьба за сохранение здоровья военнослужащих; соблюдение офицерами образцового внешнего вида, их подтянутость; забота об организации досуга военнослужащих и т.д.

Что же касается наиболее значимых боевых традиций офицеров русской армии, то к их числу можно отнести: храбрость и героизм в сражениях; верность воинской присяге и своему воинскому долгу; самообладание в любых условиях боевой обстановки; любовь к своей воинской части и ее боевому знамени; взаимовыручка в бою; награждение отличившихся в сражениях, почитание памяти павших в бою офицеров; гуманное отношение к поверженному противнику и др.

Истинные же традиции офицерства состояли в преданности Отчизне, в бескорыстном исполнении воинского долга, знании своего дела, дисциплинированности, инициативе и твердости, в братской любви к подчиненным и заботе о них, в духе теснейшего товарищества между всеми, кто составляет офицерский корпус.

В 1824 году по распоряжению генерала от артиллерии графа А.А. Аракчеева в войсках было приказано устроить библиотеки и офицерские ресторации. Причем, в ресторациях строго запрещалось «иметь горячие напитки», «вовсе употреблять шампанское вино», зато предоставлялась возможность «дешевого стола». Разрешалось устраивать собрания с музыкой, скромную игру «в бостон, вист и пикет, в шашки и шахматы», а приезжим позволялось «останавливаться с удобствами в покоях». Работа шла настолько успешно, что в начале 70-х годов XIX в. офицерские собрания с одобрения министра Д. Милютина были открыты во многих частях некоторых военных округов, в том числе и Виленского.

В 1873 г. было опубликовано «Положение об Офицерских собраниях». Поскольку уставы и полномочия в дивизиях нередко отличались друг от друга, для упорядочения 26 августа 1881 г. приказом № 38 командующего войсками Гвардии и Петербургского военного округа было введено «Положение об Офицерских собраниях в отдельных частях войск», доработанное к руководству по военному ведомству 15 сентября 1884 г. В итоге, традиция, родившаяся в массах, приобрела форму закона.

Офицерские собрания (клубы) стали появляться в армейских полках, стоявших в провинциальных городах, и являлись почти единственным местом, где могли собраться офицеры и их семьи. Целью создания таких собраний являлось укрепление корпоративного духа офицеров в частях и поддержание правильных товарищеских отношений, содействие развитию в среде офицеров военного образования, удешевление жизни офицеров и «доставление им развлечения в свободное от службы время». В зависимости от имеющихся средств, в частях оборудовалось помещение, в котором устраивались столовая, библиотека, гимнастический зал, бильярд, тир и т.д. В помещениях размещались портреты героев части, альбомы, полковые реликвии, создавался уют и домашняя обстановка. Помещения офицерских собраний использовались не только для товарищеских обедов, но и для разбора учений, решения тактических задач, лекций, сообщений и бесед. Там же проводились и семейные вечера: танцевальные, музыкальные и домашние спектакли. Время открытия и закрытия помещения собрания определялось командиром части, но практически оно функционировало круглосуточно.

Офицерское собрание находилось в прямом ведении командира части, который и состоял его председателем. Все офицеры части обязательно являлись его членами. Положение определяло следующие их права и обязанности: участвовать в голосовании (общем собрании); быть выбранными в распорядительный комитет и для заведования одним из отделов хозяйства; посещать заседания, а также пользоваться всем, «что будет устроено в собрании для занятий и развлечений»; заносить в книгу свои заявления относительно хозяйственных распоряжений и «излагать мнения, клонящиеся к благоустройству собрания»; «вводить в собрание свое семейство и знакомых». Делами собрания заведовал распорядительный комитет. В него входили лица, прослужившие в офицерских должностях не менее 5 лет. Председательствовал в комитете старший по званию. Для непосредственного заведования отделами хозяйства (столовой, библиотекой и т. д.) общим собранием избирались люди, прослужившие не менее трех лет в офицерских должностях. Выборы проходили закрытым голосованием, претенденты должны были получить не менее 2/3 голосов присутствующих. Срок полномочия комитета определялся, как правило, на один год.

Собрания офицеров части проводились с разрешения командира части, о чем объявлялось в приказе, с указанием дня, времени и вопросов, выносимых на обсуждение: вопросы службы, быта офицеров, материальной обстановки, чести и достоинства офицеров, установление денежных взносов на нужды офицерского собрания, выборы в распорядительный комитет, выборы членов суда общества (суд чести) и другие. Общее собрание назначалось в дни, наиболее свободные от службы. Присутствие офицеров на нем было строго обязательным. Никто не имел права оставить собрание до его закрытия, уклониться от участия в общем голосовании или передать свое право голоса другому. Вопросы решались открытым большинством голосов присутствующих, результаты объявлялись приказом по части.

В своей деятельности офицерские собрания уделяли большое внимание воспитанию офицеров на боевых традициях, на любви к своей части и к ее Боевому Знамени. Они высоко чтили названия своих полков и стремились поддержать их боевую репутацию, умножить боевую славу. Имя полка незримыми узами связывало воинов в одну семью. Воинское знамя считалось реликвией. Немало подвигов совершили офицеры, отстаивая честь знамен своих полков и тем самым, подавая нижним чинам пример доблестной службы. Знамя части считалось подлинной святыней, за которую каждый офицер готов был отдать свою жизнь, требуя того же от солдат.

Живыми носителями традиций армии в офицерском собрании являлись ветераны. Воспитанные на уважении к светлой памяти героев и боевым делам части, они не только хранили традиции, но и творили их, выступая перед офицерами с воспоминаниями.

Средства офицерских собраний состояли из разных источников: суммы из казны на улучшение общественного быта офицеров, взносы членов собрания, деньги, поступающие за игры, помещения для приезжих и др. Размеры членских взносов определялись общим собранием и утверждались командиром части. У гродненских гусаров, например, вступительный взнос распределялся следующим образом: на обстановку – 300 руб., нужды собрания – 100, приобретение столового серебра – 75, библиотеку – 25.

В целом, деятельность офицерских собраний была актуальной, востребованной. Интерес представляет оценка в отношении их, опубликованная в 1898 г. в популярном журнале «Нива»: «Более чем 20-летний опыт доказал несомненную их пользу. Они сплотили общество офицеров, укрепили корпоративный их дух и способствовали развитию военного среди них образования…».

В Русской армии всегда существовало единство взглядов офицеров по ряду принципиально важных позиций, которые касались вопросов чести, долга, товарищества и достоинства офицерского звания. Офицеров называли «белая кость», подразумевая по этим чистую совесть и незапятнанную честь, которые были для офицера превыше всего. Центральное место в системе морально-нравственных представлений русского офицерства всегда занимало понятие офицерской чести. Воинская честь всегда была присуща войску и составляла его характерную черту во все исторические эпохи. Понятие чести отражает отношение человека к себе и отношение других людей к нему и его конкретным заслугам. О том, насколько честен (или бесчестен) человек, судят главным образом окружающие, формируется общественное мнение. Обычно люди высоко ценят тех, кто является «человеком чести».

Офицерская честь включает личное достоинство офицера, внутреннее благородство, честность, истинное честолюбие. Честь офицера — это глубокое чувство долга, гордость за свою профессию, уважение законов государства и т.д.

Воинская честь во все времена составляла важнейшее духовное качество офицера. Понятие чести восходит к истории Российской империи, когда офицеры представляли собой особое сословие и являлись носителями воинской чести. Обладать честью в дореволюционной России было признано необходимостью для офицерского звания. Неукоснительно следовать девизу «Жизнь — Отечеству, честь — никому!» — являлось основным нравственным принципом в офицерской среде. В дореволюционной России офицерский корпус считался одной из самых привилегированных групп населения. Традиционно связанные с этой профессией представления о чести, достоинстве, благородстве обеспечивали высокий престиж офицера в русском обществе. Лучшие многовековые традиции русского воинства, их уникальные духовные ценности, единое мировоззрение офицерской корпорации нашли свое отражение в «Кодексе Чести русского офицера», который вырабатывался на протяжении 3-х столетий и являлся по сути дела сводом моральных и этических норм. Воинская честь в Кодексе определялась как «внутреннее достоинство, верность, доблесть, благородство души, чистая совесть, почет и уважение».

Важной частью традиций офицерского корпуса был суд чести – специальный выборный судебный орган для охраны корпоративной чести офицерства и достоинства офицерского звания. Учрежден был в 1863 г., когда вышло положение об охранении воинской дисциплины и о взысканиях дисциплинарных. К компетенции судов общества офицеров были отнесены поступки, несовместные с понятиями о воинской чести и доблести офицерского звания или изобличающие в офицере отсутствие правил нравственности и благородства, а также разбор между офицерами ссор и обид.

Большое распространение в офицерской среде получили также товарищества взаимопомощи, ставившие целью обеспечить на первое время семьи военнослужащих на случай потери кормильца и выдачу пособий на погребение. Они существовали в некоторых крупных городах, в том числе и в Вильно. В традициях русского офицерства особое место занимала забота и о воспитании детей. Например, устоявшейся традицией стало учреждение общественных стипендий для обучения своих детей в ознаменование какого-либо выдающегося события или в память о военном деятеле.

Все эти традиции свято чтились вплоть до конца 1917 г. После революции были отменены все офицерские звания. В связи с ликвидацией сословий слово «офицер» было заменено словом «командир», вместо воинских званий использовались воинские названия должностей, например, «комдив» (командир дивизии). Офицерские собрания и клубы вновь начнут создаваться после 1943 года, с возвратом в официальный лексикон слова «офицер». В годы Великой Отечественной войны было решено организовать офицерские собрания во всех отдельных батальонах, полках, учебных заведениях и военных учреждениях в целях дальнейшего укрепления боевого духа, товарищеского сплочения офицерского состава и сохранения боевых традиций каждой части; воспитания чести и достоинства, помощи командованию частей и всему офицерскому составу в поддержании высокого политико-морального состояния, воинской дисциплины, боеспособности и боевой готовности всего личного состава частей.

В конце 1980-х гг. снова появился интерес к истории офицерских собраний. На страницах периодической печати развернулись дискуссии о необходимости их вернуть. 20 мая 1989 года был подписан приказ министра обороны СССР № 186 о введении в действие Временного положения об офицерском собрании в ВС СССР, которое получило окончательную редакцию в приказе министра обороны СССР № 480 от 14 декабря 1990 год.

 

Продолжение следует.

 

Выдержки из диссертационного исследования

подполковника милиции Данильченко А.М.