Москва. Зенитное орудие на крыше библиотеки им. В.Ленина. Фото О.Кнорринга. ото ИТАР-ТАСС

Красная вода

Нынешнему поколению трудно представить настоящую ожесточенную войну. Еще труднее — вообразить все ужасы, которые пережили в те страшные годы дети. Бывшему заместителю начальника тогда еще отдела вневедомственной охраны при УВД Мингорисполкома подполковнику милиции в отставке Анатолию Игоревичу Борисенко довелось пройти эти круги огненного ада

Дети войны

В 1941-м ЧЕТЫРЕХЛЕТНИЙ ТОЛЯ приехал с семьей из Петергофа к бабушке в Ленинград. Бесноватый фюрер хотел стереть Северную столицу с лица земли, а войска, которые ее обороняли, — уничтожить. После неудачных попыток прорвать оборону внутри блокадного кольца гитлеровцы решили взять город измором. В нем оказались заточены более 2,5 млн человек, в их числе 400 тысяч детей. Голод, бомбежки, холод привели к бессчетному числу смертей. Лишь в июле 1942 года Толю вместе с другими детьми эвакуировали на «большую землю».

Сегодня ветеран вспоминает, как в квартире оставались его брат Валера, которому было всего два года, беременная мама и ее 13-летняя сестра Лида. Где-то в ноябре 1941-го заезжал на несколько часов с фронта отец. Высокий, красивый, он был в шинели и шапке-ушанке. Очень рад был встрече, трогательно улыбался и отдал из вещмешка все свои съестные припасы, вкус которых Анатолий Игоревич помнит до сих пор.

Через три месяца глава семейства геройски погиб под ленинградским Колпином. Сын узнал позже, что с началом Великой Отечественной войны в этом городе формировались части народного ополчения. Рабочие Ижорского завода попали в местный батальон, в составе которого сражался и Борисенко-старший.

Линия фронта проходила совсем близко от предприятия, немцы то и дело обстреливали его из арторудий. К 1944 году из более чем двух тысяч строений уцелело лишь 327. По данным, которые Анатолию Игоревичу удалось собрать, за время войны от пуль и осколков в Колпинском районе погибли около 4600 человек, не считая павших на фронте. Разрушения были столь катастрофическими, что некоторые архитекторы вообще предлагали отстроить завод и город на новом месте. Но после снятия блокады люди стали возвращаться, место ожило. Кстати, тем боям посвящено откровенное стихотворение Александра Межирова «Мы под Колпином скопом стоим».

В НАЧАЛЕ 1942-го у Толи появилась сестричка, но прожила она недолго. Спали тогда все на одной кровати: мама с малышкой — в одну сторону, Толя с Валериком — в другую. Печь топить было нечем, да и сил на это уже не оставалось. А коптилка на табуретке слабо освещала ночью комнату, так что мама периодически постукивала кочергой по железной кроватной ножке, отпугивая крыс. Но однажды тварь размером с кошку забралась в кровать и укусила маленькую сестричку за щеку. Спасти от заражения ее не удалось… И сегодня перед глазами Анатолия Игоревича стоит сбитый соседом маленький гробик. А в ушах — невыносимый раздиравший на куски сердце крик-плач мамы и Лиды. Похоронили кроху в общей могиле на Смоленском кладбище — одном из самых знаменитых некрополей города…

Весной и летом дети собирали в скверах молодую крапиву и одуванчики, а потом варили. Растение нестерпимо обжигало детские руки — малыши опускали их в холодную воду, но от этого становилось еще больнее…

Мать работала медсестрой в госпитале. Несмотря на нехватку кадров, поступил приказ об эвакуации. На поезде приехали на какую-то станцию. Большая колонна прибывших направилась к пристани и начала постепенно заполнять корабль. Человек примерно за восемь от семьи погрузку остановили — остальные вынуждены были ждать следующего рейса. Толя смотрел вслед уходившему по Ладожскому озеру судну и жалел, что они не успели уплыть в числе первых. Ведь сколько еще томиться — не знал никто. Но то, что случилось позже, враз все перевернуло. Анатолий Игоревич так и не смог сегодня описать свое состояние после этого…

А произошло вот что. Через какое-то время пришел небольшой катер, на котором семья и еще человек 15 отправились «вдогонку». Безоблачное чистое небо и яркое солнышко улучшали настроение, настраивали на хорошие мысли. Вдруг в прозрачном воздухе показалась немецкая «рама». А вскоре — и три немецких бомбардировщика. Стервятники устроили первому кораблю настоящий ад. Толя видел, как по красной от крови воде плыли полосатые матрацы и чудом уцелевшие пассажиры. Было страшно обидно, что катер ничем не мог им помочь: сам оказался перегружен и норовил вот-вот затонуть. Люди цеплялись из последних сил за матрацы, те намокали и утягивали всех на дно. Они тонули и тонули…

Вот такая душераздирающая история одного из сотен тысяч ленинградских детей. Разве можно, скажите, такое забыть, разве можно, ответьте, такое простить?!

В 1961-м, придя из армии, Анатолий на целых 27 лет связал судьбу с милицией. После окончания Минской специальной средней школы милиции МВД СССР достойно прошел путь от инспектора охраны общественного порядка до замначальника ОВО. Среди целого ряда его наград хочется выделить Грамоту Верховного Совета БССР за организацию безопасности при проведении в Минске футбольного турнира на летних Олимпийских играх в 1980 году.

Сегодня ветеран по праву гордится тремя детьми и внуками, которых помогает воспитывать.

ДОБРОЙ И НЕЗЫБЛЕМОЙ ТРАДИЦИЕЙ стало его участие в торжествах и офицерских собраниях, экскурсиях и поездках по местам боевой славысоотечественников. Он встречается и беседует с личным составом подразделения охраны, помогает в решении бытовых проблем, глубоко вникает в нужды пенсионеров.

Потому совсем не случайно в адрес офицера в отставке направляет слова восхищения, уважения и благодарности ведущий специалист по связям с общественными формированиями ЦКВР Мингоруправления ДО подполковник милиции в запасе Антонина Пушнова. Кстати, во многом благодаря усилиям этой креативной и неутомимой женщины ветеранский коллектив накопил большой опыт общественной, образовательной и воспитательной работы.

Совершенствуется структура, растет число первичек. Только за последнее пятилетие организация увеличилась вдвое. Это стало возможным благодаря активным шагам как городской, так и районных первичек. А еще — постоянному вниманию к общему важному делу руководителей всех рангов. Коллеги тесно взаимодействуют с выходящими на пенсию сотрудниками, создают условия для общения ветеранов с молодыми ребятами.

Сегодня в рядах 11 первичек управления более 800 человек. Среди них — четыре участника Великой Отечественной войны, 13 воинов-интернационалистов и 91 участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Весомый вклад в успешную работу организации вносят полковники милиции в отставке Николай Михайлович Гринкевич и Валерий Николаевич Мартынович, подполковники милиции в запасе Игорь Владимирович Гуд, Николай Васильевич Мясоедов и Александр Васильевич Россолько, майоры милиции в запасе Петр Владимирович Романюк, Вадим Францевич Коростик, Александр Николаевич Слобыш и Людмила Георгиевна Гуринович, старшина милиции в запасе Вероника Дмитриевна Стриго. Они помогают и руководству, и товарищам, и молодежи словом и делом.

Владимир БОРИСЕНКО.

Фото автора.